Home Новости Мазаль тов! Мазаль тов! В еврейской общине города Нальчика большая радость!

Мазаль тов! Мазаль тов! В еврейской общине города Нальчика большая радость!

by admin
0 comment

У нас родилась новая еврейская семья — Овроом и Ривка Ифраимовы.

Ситуация очень знакомая на постсоветском пространстве, когда еврейский молодой человек женится на девушке, у которой все евреи, кроме маминой мамы, а как мы знаем, согласно hалахе (своду еврейских законов), она не считалась еврейкой.

Семья Ифраимовых под хупой

Казалась бы, все хорошо, у тебя хороший муж, четверо прекрасных детей, как говорится, живи и радуйся, что еще в жизни нужно. Но для них этого было недостаточно. Бросив все: дом, работу, школу — они уехали в Израиль, чтобы пройти гиюр (процесс принятия на себя еврейского образа жизни).

Бывает, что прохождение гиюра занимает несколько лет, а мы знаем случаи, когда процесс занимал и до двенадцати лет. Но их искреннее желание быть евреями, не смотря на все трудности, помогло им пройти его за десять месяцев.

Их поступок — яркий пример для тех, кто хочет пройти гиюр, но пока по разным причинам не решается.

Еврейская мудрость учит, что «Вс-вышний не дает испытание, которое человек не может преодолеть», поэтому главное иметь желание и искреннюю веру.

Евреи нашей общины были воодушевлены этим поступком. Редакция нашей газеты, так же не осталась равнодушной и по возвращению семьи Ифраимовых Овроома и Ривки, в родной город Нальчик, как только появилась возможность, наша газета, при помощи собственного корреспондента — Дигилова Мухоиля Шнеура, решила взять интервью у этой прекрасной, гостеприимной и счастливой семьи.

Хозяйка дома — Ривка, радушно и с удовольствием приняла нашего собкора у себя дома и рассказала обо всех трудностях, с которыми они столкнулись в процессе прохождения гиюра в Израиле.

Она также любезно предоставила нам фотоматериал из семейного архива.

Мы со своей стороны, представляем Вашему вниманию подробное интервью, которое, как мы надеемся, не оставит и Вас равнодушными, уважаемые читатели.

 

Мухоиль: Что подтолкнуло Вас к прохождению гиюра?

Ривка: Я сделала это ради своей души. Ради себя, ради детей, ради будущего своих детей — это тоже, конечно, немаловажно.

Мухоиль: Помню, лет 5-6 назад, я был у Вас дома, мы сидели за столом и Ривка сказала: «Я хочу пройти гиюр». Тогда Овроом сказал: «Мне это не нужно, для меня ты – еврейка». В этот момент, я видел глаза Ривки, она сказала: «Мне это нужно!»

Ривка: Да, конечно, он же еврей — ему это не нужно. Но сейчас, он уже мыслит по-другому. Четыре года я собирала вещи и каждый раз, он заставлял меня разбирать их обратно. На этот раз, я собрала все вещи, и когда он приехал, наши чемоданы были уже готовы, в доме ни одной картины даже не осталось, я собрала все.

Овроом: В это время я был в Анапе.

Ривка: За месяц до того, как мы уехали в Израиль мне постоянно снились три раввина, я звонила Овроому в Анапу и говорила, что эти сны подталкивают меня к гиюру. Вот почему я начала собирать вещи. Овроом долго не ехал обратно с Анапы, зная, что его ждут упакованные сумки дома. Потом эти раввины мне приснились, когда я уже прошла гиюр.

Роксана (сестра Ривки) сказала маме, что все, на этот раз Диана (Ривка) точно едет. И я сказала, что я решила, я точно поеду. Мои дети были просто в шоке, через что они прошли, я даже передать не могу. Как говорят настоящие религиозные люди: Вс-вышний платит за все мезуман (наличными). Он мне заплатил наличными, за десять месяцев, что я отмучалась, на каждом шагу, мне попадались только тяжелые моменты во всем. Но я знала, что с Б-жьей помощью, я смогу это сделать.

Мухоиль: Как это восприняли Ваши близкие — родители, братья, мама, они не ругались?

Ривка: Мама — нет, она меня очень поддерживала в любой ситуации, если бы не она, я даже не знаю… она мой ангел-хранитель. Мама — это мой друг по жизни, я с ней могу поделиться обо всем, в любой ситуации. Она мне сказала: «Раз ты так решила, доченька, значит так надо. В любом случае, ты свой путь должна пройти, за тебя этого никто не сделает».

Мухоиль: Есть то, чего я не понимаю: у Вас четверо детей, омбортэ гордо, дом, Вы бросили все и поехали просто в никуда. Зачем?? Я не понимаю!

Ривка: Я оставила работу в магазине, все мои родные за нас очень переживали и брат звонил постоянно.

Мухоиль: Звонил, чтобы Вы не проходили гиюр и вернулись обратно?

Ривка: Да, все нервничали, говорили как я, в такой ситуации, с четырьмя детьми решила проходить гиюр. Моя мама для меня была есть и будет еврейкой, НО есть hалаха! Которую я раньше тоже не понимала и была категорически против. Когда мне впервые сказали, что я должна пройти гиюр, я была в полном недоумении. Первый раз это случилось десять лет назад, когда мне об этом сказала сестра моего мужа — Диана, тогда я очень на это обиделась.

Хотелось бы отметить, что очень сильно нам помог раввин Леви Шабаев. У нас наконец-то появился раввин, с которым можно посоветоваться, хотя многие этого и не понимают, благодаря ему, люди приходят к нормальной еврейской жизни.

Многие заблуждаются, думая, что если любой еврей зарезал курицу, то она халоли (кошерная), я так никогда не считала.

Мухоиль: Расскажите, с чего началась Ваша жизнь в Израиле?

Ривка: Мы приехали и поселились в миклате (общежитие). Я сказала, что у нас есть цель, мы должны ее с Б-жьей помощью достигнуть, а потом делать что хотим.

На тот момент, мне казалось, что я уже все знаю. Однако, это было далеко не так. Потом я узнала, что перед употреблением хлеба и после, нужно читать молитву. Я сказала Овроому, если я до этого и знала, что-то, на практике оказалось, что это всего лишь капля в море. Поначалу, я читала браху на хлеб по 40 минут. В этот момент, я решила, отказаться от хлеба, не ела его три месяца, а потом подумала, а как же я буду сдавать экзамен? И в итоге выучила благословение.

На экзамене предполагалось 309 вопросов. Когда я их увидела, я поняла, что не знаю и десятой части.

За время прохождения гиюра, у нас было три встречи с даяним (судьями из раввината). На первой встрече раввины категорически не хотели меня слушать, им было не интересно, сколько времени я соблюдаю шаббат, они говорили: «Хочешь пройти гиюр — учись». Им было не интересно, что у меня четверо детей, что я приехала, и у меня ничего здесь нет.

Я сразу объяснила, что у меня дети, муж, и Слава Б-гу я уже 13 лет замужем и делаю это не ради какой-то корыстной цели, мне это нужно для себя.

Овроом: Неправда, Ривка, ты хотела выйти за меня замуж (смеется).

Ривка: В первую очередь, я хотела быть еврейкой, а потом уже замуж. Когда я прошла гиюр, еврейство Овроома еще не было доказано, тогда я сказала, что теперь я подумаю, прежде чем выйти за него, потому что я должна выйти замуж только за еврея (смеется).

После хупы, каждый раввин спел для меня 8 благословений.

Конечно, было нелегко. За время прохождения гиюра мы четыре раза переезжали с одной квартиры на другую. Детей мы сразу отдали в религиозную школу. У нас появилось очень много еврейской литературы, мы укладывали детей спать, а сами допоздна учились. Когда я занималась одна, Овроом смотрел за детьми.

Сначала раввины задают вопросы, кто в семье является евреем, кто из родственников есть в Израиле, тоже самое насчет мужа, полностью берут данные и папку с документами отправляют в Иерусалим.

Примерно через полгода у меня была встреча с рабанит, на которой она сказала мне, что я могу ехать туда, откуда приехала. Обычно после встречи с ней, 70% людей просто уходят, не хотят проходить гиюр.

Мне поставили условие, чтобы я жила в Израиле. Я объяснила, что при всем желании не смогу этого сделать.

Рабанит мне сказала, что раз ты не можешь, тогда зачем тебе это нужно, жила обычной жизнью и живи дальше. Когда приедешь сюда насовсем, тогда и начнешь проходить гиюр. Я ответила, что независимо от того, что вы мне сейчас скажете, я приехала пройти гиюр и с Б-жьей помощью я сделаю это, и пока вы не подтвердите, что я еврейка, я отсюда не уеду и если для этого понадобится три года, значит я буду находиться здесь три года. Тогда они поняли, что я настроена серьезно.

Моя учительница сказала раввинам, что я обязана пройти гиюр, так как я заметно отличаюсь от всех остальных учениц.

Мухоиль: А как проходили Ваши экзамены?

Ривка: Это как раз была третья встреча. Когда нас завели на экзамен, меня трясло от страха, было чувство, что я вообще ничего не знаю, но когда я зашла и увидела трех раввинов, я  как-то сразу успокоилась, потому что заметила, что они уже были расположены ко мне совсем по-другому, не как при первой встрече. Экзамен шел около трех часов, вместо обычных 30-40 минут.

Овроом: Одна из наших встреч с раввинами выпала на воскресенье, и один из раввинов спросил у меня, накладываю ли я тфилин, я ответил, что да. А потом он спросил, накладывал ли я тфилин вчера (то есть в субботу), на что я ответил: «ма питом, тфилин в шаббат?»

Ривка: Сначала они по очереди опрашивали нас, а потом запустили в комнату детей и сразу дали им в руки печенье, проверяя реакцию детей, но когда дети прочитали благословение на печенье и только потом стали их есть, раввины поняли, что все это не просто так. Потом их спросили, знают ли они хоть одну строчку из молитвы на хлеб. На что наши дети от начала до конца прочли все благословение. Муж и дети оказали мне огромную поддержку, временами, я даже падала духом, но тогда уже Овроом стоял на своем, говорил, что мы дойдем до конца, сколько бы времени на это не понадобилось. Это было испытание, которое мы прошли, с Б-жьей помощью. Мало кто в меня верил, все надо мной смеялись.

Мухоиль: А как это все восприняли ваши дети?

Ривка: Практически все десять месяцев они плакали, а Овроом поначалу обвинял меня, ну ничего, потом они смирились.

Вс-вышний все так подготовил, что Якову исполнилось три года, именно тогда, когда мы были в Израиле и мы сделали ему «опшернеш» (первую стрижку волос) на горе Мирон.

Мухоиль: А за какое время Вы прошли гиюр?

Ривка: За десять месяцев. Я ходила на обучение три раза в неделю по три часа в день, помимо этого я занималась сама и дополнительно еще с учителем. Мне устроили пред-экзамен до основного экзамена, дали 309 вопросов и сказали, что из трехсот девяти, не зададут только девять.

Я привезла с собой вопросы, привезла книги, на всякий случай, вдруг кто-то заинтересуется. В первую очередь, я говорю за свою сестру, а потом уже за всех остальных.

Мухоиль: А какую роль в прохождении гиюра, сыграли раввин Леви, рабанит Милана и в общем синагога?

Ривка: Перед тем, как уехать в Израиль, мы с Овроомом пошли разговаривать к раввину Леви. При  разговоре с Леви, он сказал нам много напутственных слов. Особенно мне запомнился один момент, о котором я помнила на протяжении всех десяти месяцев пребывания в Израиле, Леви сказал: «Несмотря на все трудности, с которыми сталкивается каждый еврей, он не должен оборачиваться назад, но должен идти только вперед». И всегда, когда мне было тяжело, я вспоминала эти слова. Я говорила Овроому, что все равно мы дойдем до конца и вернемся с Б-жьей помощью с хупой домой в Нальчик.

У меня была одна мечта, чтобы хупу нам сделал наш раввин Леви, так как он очень нам помог и принял непосредственное участие в принятии решения о прохождении гиюра. Но, к сожалению, не получилось, потому что нужно было делать хупу сразу после принятия гиюра.

Мухоиль: Как у Вас получается соблюдать еврейские традиции в Нальчике? Не было ли желания остаться в Израиле?

Ривка: С Б-жьей помощью у нас это получается. Остаться в Израиле, у нас желания не было. Точно такой же вопрос мне задали раввины, они спросили у меня: «Как вы себе представляете жить в Нальчике, если хотите соблюдать все?» А я ответила, что еврей, если он хочет быть соблюдающим евреем, он будет им в любом уголочке, не смотря на все трудности. Самое главное — желание. Если я хочу соблюдать кашрут, то кто мне помешает? С Б-жьей помощью — никто; если я хочу кормить своих детей только кошерным мясом, выдерживать 6 часов и только потом есть молочные продукты, кто мне помешает.

Слава Б-гу, Вс-вышний позаботился, послал нам такого раввина, как Леви, а дальше уже наш раввин будет заботиться о нас.

Еще очень хотелось бы, чтобы в ближайшем будущем, была возможность организовать еврейский садик и школу. Я даже сказала Овроому, что я буду воспитателем, если нужно, все брошу и пойду. Лишь бы наши евреи жили еврейской жизнью.

Мухоиль: А как Вы выбирали себе имена?

Ривка: Имя Ривка я выбрала шесть лет назад. Я выбирала из трех имен: Ривка, Ахсэ и Сарасан (последние два имени — это имена моих бабушек). А потом, мы решили, что все-таки Ривка.

Мухоиль: А кто выбирал имена деткам?

Ривка: Это уже Овроом выбирал и Теилим нам помог.

Мухоиль: А как ты выбирал?

Овроом: Имя Яков мы взяли с Теилима. А имя Лея — Ангелине дали раввины, которые принимали экзамены по гиюру.

Ривка: А Рахель выбрала я.

Мухоиль: У Вас слава Б-гу четверо детей, омбортэ гордо, а хотите ли Вы еще деток и если да, то сколько?

Ривка: Да, мы хотим еще детей. А сколько?! Какое бы количество я не назвала, этим я ограничиваю Вс-вышнего, ведь Он может  дать мне больше. Поэтому сколько Б-г даст, столько и будет.

Мухоиль: Сейчас в СМИ часто обсуждается тема многодетных семей — проблемы материнства, трудности воспитания подростков. Вас не пугают эти проблемы?

Ривка: Тот, кто создал мир и постоянно его поддерживает, позаботится и о моих детях.

Мухоиль: А когда Вы начали соблюдать? Насколько я знаю, это было задолго до прохождения гиюра.

Ривка: Уже девять лет.

Мухоиль: Как Вы к этому пришли?

Ривка: Приехала сестра Овроома — Диана, начала рассказывать про то, как правильно соблюдать шаббат. Тогда мы все смеялись над ней.

Поначалу, мы с ней стали вместе печь субботние халы и мне понравилось. Сперва были халы, постепенно стали соблюдать и другие заповеди. Таким образом, мы и пришли к соблюдению. А затем, честно сказать, когда приехал раввин Леви, нам стало гораздо легче соблюдать.

Овроом начал ходить в синагогу, покрыл голову кипой. И спасибо Б-гу, что я поехала в Израиль, я там всему научилась. Какие бы трудности я не повидала, я научилась соблюдать шаббат правильно. Честно говоря, к сожалению, многие наши евреи не хотят начинать соблюдать, так как им кажется, что это сложно.

Овроом: В Израиле с этим, конечно, легче.

Мухоиль: Ваши ощущения тогда и сейчас?

Ривка: Первую ночь, после гиюра я даже по-другому спала, когда проснулась, я сказала Овроому, что до сих пор как во сне. Обычно, после экзамена на подтверждение еврейства, раввины советуются между собой, а мне они сразу сказали: «Все, теперь ты — еврейка». Наша семья так понравилась раввинам, что один из них написал в Ктубе (еврейское свидетельство о браке), что Овроом обязуется купить мне квартиру в Тель-Авиве, все удивились, не могли понять, кто это написал, потом вписали от руки «бли недер» (без клятв).

Мухоиль: И все-таки, что Вы ощущаете сейчас, когда уже все позади?

Ривка: Я вообще ничего не помню, я сказала Овроому, что все наши трудности позади. Я благодарю Вс-вышнего, что теперь я могу жить нормальной еврейской жизнью.

Мухоиль: Мне очень приятно находиться рядом с Вами, радует, что у нас появилась еще одна соблюдающая религиозная семья, где можно быть гостем, ни за что не переживая, есть кошерную пищу, слышать истории про еврейских праведников и рассказы из Торы. Дай Б-г, чтобы было больше таких семей и, чтобы Ваш поступок был примером для многих.

Ривка: Амен, спасибо. Я хочу чтобы, как раввины говорят: «Каждый еврей должен быть не по количеству, а по качеству», чтобы он делал это от души.

В середине учебы, один раввин сказал мне : «Ты все соблюдаешь, но не носишь платок, почему?» Я честно ответила, что пока не могу, не получается. Тогда он сказал, что это самая большая мицва для женщины — носить платок, с тех пор я его не снимаю.

В завершении беседы мы с Овроомом хотели бы выразить огромную благодарность всем тем, без кого мы бы никогда не прошли гиюр: сестре Овроома — Диане, маме Заре, папе Исаю, папе Саше, раввину Леви и рабанит Милане.

От редакции: следует отметить, что желающий принять еврейство должен предстать перед религиозным судом (бейт-дином), который будет рассматривать его дело, и в присутствии всех судей выразить своё искреннее и несомненное желание принять на себя соблюдение заповедей Вс-вышнего и разделить судьбу еврейского народа. Когда его прошение принимают, он начинает готовиться к гиюру.

Человек желающий пройти гиюр, обязан принять на себя все 613 заповедей Торы перед судом из трёх судей.

Только раввинский суд, состоящий из религиозных людей, наделённых правом выносить hалахические (законодательные) решения, уполномочен принимать решение о гиюре. Авторитет подобного суда был основан на том, что полномочия передавались судьям в непрерывной цепи рукоположения от самого Моше. Таких судов сегодня не существует, поскольку цепь рукоположения — смихи — прервалась. Однако современный бейт-дин может выполнять в этом вопросе функции прежних судов.

Принятие еврейства — уникальный процесс. Когда человек принимает еврейство, он становится новым человеком и полноправным евреем, одним из еврейского народа. А вызывает это перерождение истина, которую человек принимает. Истина и вера заставляют его полностью изменить образ жизни. Если же они не приводят к действию и не меняют всё его существо, значит, они не настоящие.

Талмуд говорит: «Тот, кто принял еврейство, подобен новорожденному младенцу. Он, как новый человек, не связан прошлым, и в результате его обращения искупаются все его грехи».

Раши отмечает, что во время всех прочих стоянок при выходе из Египта, в народе преобладало разделение, но когда евреи достигли Синая, они были «как один человек с единым сердцем». Увидев это единство у горы Синай, Вс-вышний сказал: «Это время даровать Тору».

По той же причине еврей, который отдаляется от общины, теряет значительную часть своей уникальности как еврей и не может считаться полноценным представителем своего народа.

В завершении, от лица всей еврейской общины города Нальчика и в частности от редакции газеты ЕСК, мы хотели бы пожелать семье Ифраимовых Овроома и Ривки успехов в праведном деле — исполнении заповедей Торы, семейного благополучия и чтобы Вс-вышний послал им еще много детишек.

Интервью провел Дигилов Мухоиль Шнеур

Редакция :  Дигилова Элия, Дигилов Анатолий 

Возможно вам понравится

Leave a Comment